Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:29 

"Птицы". Глава 11.

дамьен.
cabbages and crime


45.


Хесме отчего-то так и не пришел на улицу Двухвостой Куницы, чтобы выяснить, куда подевался его хозяин. Так что на утро следующего дня Дайна оседлал свою обленившуюся лошадь, выглядевшую заморышем рядом с великолепным шандировским полукровкой Пеплом, унаследовавшим грацию тевларских лошадей вперемешку с громадным размером и выносливостью киорских тяжеловозов.
Они покинули Таргайю, почти первыми выехав через распахнутые после восхода солнца ворота, а к концу дня Дайна уже готов был пожалеть, что согласился на это путешествие.
Шандир-командир оказался намного безжалостнее Шандира-попутчика. Привалы были короче, чем Дайна запомнил с прошлого раза, и реже – казалось, Шандир готов и на них-то сжалиться только из-за несчастной Цет, которая выбивалась из сил несравнимо раньше, чем Пепел. К вечеру у Дайны ныло все, что могло ныть, и ему казалось, что даже сидя за столом какого-то захолустного постоялого двора в маленьком городке, он продолжает подскакивать в седле.
Шандир же блуждал в своих думах и мало заботился о состоянии спутника. На второй день пути он подробнее рассказал о своих поисках разрушенных поселений, но детали мало прибавили к общей информации: все сожжено дотла, ни одной живой души.
- Самое странное, - говорил он, повернув голову в сторону едущего рядом юноши, - это то, что везде жители просто пропали. Те, кто побывал там раньше меня, говаривали, что иногда находили обугленные кости, но покойников было по пальцам пересчитать, намного меньше, чем исчезнувшего населения. Там были следы, но никто в них особо не разбирался.
- Может, их угнали в рабство? – предположил Дайна.
- С крайнего Севера? Теосса скалит зубы не только снаружи, но и внутри. Патрулей там слишком много, чтобы провести незамеченной целую колонну пленников, да еще и не единожды. Для Тевлары это объяснение еще сошло бы, а вот в Нириене не практикуется работорговля, хоть зависимых людей там ой как много… Я тоже предполагаю, что там поработал кто-то с весьма определенными намерениями. Но эти деревушки не представляли даже никакой особой стратегической важности.
- И что же вы с канцлером Финнирейлом решили по их поводу?
- В один день он сказал мне, что мы ничего не можем сделать, кроме того, как велеть всем прочим держать ухо востро и наточить на всякий случай ножи, - качнул головой Шандир. – И я занялся другими делами.
- И какими такими делами ты теперь занимаешься?
- Разыскиваю старые легенды, - заметив удивленный взгляд Дайны, он пояснил: - Ну, пожалуй, этим я занимаюсь уже давно, с тех пор как началась вся эта каша с Разломами и взбесившимся Цирденом. Я езжу по свету, прислушиваюсь к тому, что говорят люди, узнаю распространенные местные легенды. К примеру, я услышал сказочку о круге фей. Причем связана она с конкретным местом. Я браво еду в эти «зачарованные» места и смотрю, не пахнет ли там застарелым Разломом. Большинство легенд о «той стороне» связаны именно с ними. Бродил охотник в лесу, попал через разрыв Границы в Цирден, понаблюдал чудных вещей, вернулся назад, рассказал всем. Его, разумеется, поставят на смех, но легенда разрастется, расползется, и вот это уже любимая байка в округе. А чем более она подробная, тем более новая, из чего можно сделать соответствующие выводы. Вот так по кусочкам и наберутся сведения о прошлом…
- А почему ты не рассказывал об этом раньше?
- Раньше я думал, что близок к тому, чтобы порвать с Кругом, - мрачно отозвался Шандир, и Дайна решил не спрашивать больше ничего на эту тему.
- Значит, в Ёхвине ты ищешь очередную «сказочку».
- Не совсем. Финнирейл велел собирать все, что связано с Цирденом. Легенды, пророчества, путевые заметки, размышления, описания, труды, в общем, любой рукописный текст, где хоть раз упоминается слово «Цирден». Ты ведь знаешь любимую историю всего Севера про Нириен? Мол, их предки знались с Тенями, или и вовсе пришли из Первого Мира, да не смогли вернуться назад. Для нас всех Цирден – враждебный и чужой мир, а вот для них… даже не могу придумать, как покрасивее тебе сказать. Живое существо, священное и приручаемое. Это они первые научились перешагивать через Границу самостоятельно, а следом за ними – киорцы. Как-то так. Знаю, что кроме меня с таким же поручением ездит еще один бедолага. Надеюсь, ему повезет меньше, он в Тевларе. Ну а я наткнулся на один любопытный слушок в одном городке у отрогов Нириенского хребта, в Ифтре. Про амулет, который позволяет обернуться любым зверем. Мол, там жила ведьма, которая творила всякие бесчинства, но поймать ее не могли – она постоянно оборачивалась то волком, то птицей, то ужом, то камнем, то скалой, то рекой, то деревцом. Потом один молодец застал ее спящей, но пожалел, и отрезал только таинственный амулет, привязанный к ее волосам. Спустя некоторое время ее застали местные охотники. Она припустила было прочь, попыталась обернуться зверем – но не смогла, и ее застрелили.
- Не самая интригующая легенда, - заметил Дайна. – И достаточно обыденная. Мастер Талайн тоже умеет перекидываться в зверя.
- Может, но ненадолго, и простым обрядом звериную личину с него можно снять. Я бы особо не обратил внимания на легенду, если бы не два обстоятельства. Такое невозможно без магии Цирдена. Только Цирден в силах менять самую суть вещей. Потому и еду повыяснять насчет амулетов всяких, и могут ли и Тени такие штуки вытворять. И второе - я спросил дорогу у горной ведьмы, - пожал плечами Шандир. – Что подтверждает, что на этой почве можно что-то накопать.
- Штуковин из Цирдена и так всяких много, - непонимающе проворчал Дайна. – Туда охотники ходять, зверье ловят, травки собирают, потом продают, и из них амулеты и зелья делают.
- Делают-то делают, но слабенькие. Так, раны чтоб побыстрее затянулись, или собаки слушались. Но вот для чего-то серьезнее – тут совсем другое нужно.
- И что же?
Шандир пожал плечами.
- Интересная штука – Круг Алльяни борется с Цирденом и его порождениями, но за те несколько сотен лет, что он существует, никто, по сути, почти ничего о них и не узнал. Так, догадки.
- Все равно, никак в толк не возьму, почему ты насчет этого так носишься, - Дайна хмуро уставился на уши Цет.
- В том кроется второе обстоятельство: довелось мне спросить дорогу у идола.
- У кого? – Дайна удивленно уставился на него.
- Понимаешь… еду я через степь, дороги нет, никого вокруг до самого горизонта. Вижу, идол стоит, старый, каменный, покосился даже. Птица вроде, то ли орел, то ли что-то помельче. Ёкнулось мне – Разлом тут застарелый, большой когда-то был. Решил там и передохнуть, а как сел, так вслух и сказал, мол, знать бы, куда ехать. Потом сажусь на коня, смотрю – а у идола рука появилась, и указывает куда-то. Поехал – так вот она и дорога, совсем рядом.
Дайна еще некоторое время поглядел на него, а потом рассмеялся.
- А что было на самом деле, Шандир?
- Я не туда свернул, доехал до Ифтры, замечательно напился с парой проезжих мужичков и поверил, что это все важно, - огрызнулся Энха.
Он решил промолчать и ничего не доказывать. Семнадцатилетний Дайна любил сказки все так же, только вот три года назад во что-то необычное ему поверить было легче.

46.


Ёхвинские руины вырастали из просевшей долины у отрогов Огертских гор. Окруженный густым лесом - предвестником запутанных нириенских чащоб, - мертвый город покоился на искореженных и искалеченных лысых холмах, шпили его выступали над водами ровного озера, выплеснувшегося когда-то из земных недр.
Время и оползни выровняли очертания провалившейся пещеры; только один обрыв остался все таким же крутым, словно только недавно коготь какого-то божественного зверя пропорол в земле рваную рану. Край обрыва нависал над несколькими зданиями, самый нижний его склон упирался в проломленную крышу башни просевшего дворца.
- Не хотел бы я тут оказаться, когда все обваливалось, - пробормотал Дайна, съежившись и с недоверием оглядываясь по сторонам.
Дорога под ногами была заново вымощена и, хоть и была оплетена травой из-за того, что тут редко кто проезжал, все равно выглядела чуждым штрихом на картине древней трагедии.
- Почему никто не вывез остатки библиотеки из этого места? – обратился он снова к спутнику, не дождавшись никакой реакции на первое замечание.
- Нириенское колдовство, как ты заметил на Мосту Бешеной Лисицы, вещь долго действующая, - обронил Шандир, не поворачиваясь. – И книги хранят не люди, а магия.
- И… тут совсем нет людей?
Шандир рассмеялся.
- Не все же магии делать? Нет, они тут есть, но немного. Ученые-фанатики, старики, которым нечего терять, ученики, слуги, которым приходится повиноваться, и которых сюда отправили за хорошую сумму их господа, люди, для которых честь превалирует над собственным благополучием.
- Неужто никто не хочет так просто сюда ехать?
По лицу Дайны было заметно, что Ёхвин не вселяет в него доверия, но вместе с тем он страстно желал исследовать развалины.
- Как ты заметил, это жутковатое местечко. Говорят, здешние руины меняют людей, и, однажды приехав, уже нельзя уехать…
Парень побледнел, услышав слова товарища, и невольно натянул поводья. Энха зловредно усмехнулся.
- Вороньи лапки, я же пошутил. Все тут в порядке, просто привиредливые ученые мужи считают, что пока тут все не отстроят, делать тут нечего.
Они обогнули крутой склон очередного холма, топорщащийся покалеченными остовами зданий, и оказались у пологого спуска. Дайна, хоть и слушал спутника, удивился струйкам дыма, поднимающимся над небольшим городком, и крупного вида стройке. Рядом с новыми вырастающими строениями раскинулся маленький лагерь наемных рабочих, состоящий по большей части из небольших домишек строителей, сколоченных торопливо и небрежно, чтобы их можно было снести и продолжить строить на их месте полноценную улицу.
- По твоим словам я подумал, что тут будет не так оживленно.
- Ну, мои слова распространялись лишь на подземную часть. Видишь ли, идея восстановить Свободный Город пришлась многим по душе. Не так давно Нириен пожелал возродить Ёхвин, и сейчас сюда съезжаются строители и зодчие. Не знаю, на кой ляд им сдался четвертый Свободный Город, по правде говоря…
- Тут есть гостиница?
- Мы разместимся в помещениях библиотеки, в нижней части. Наверху пока гостей не принимают. По сути, нас и вниз-то пускать не положено. Но мою затею поддерживает сам канцлер Финнирейл, а его поручительному письму трудно отказывать.
Дайна кивнул, впрочем, без особой радости. Он предпочел бы спать хоть на голых камнях, чем лезть куда-то «вниз», в оказавшиеся под землей коридоры.
- Сколько мы здесь пробудем? – спросил он обеспокоенно.
- Сколько потребуется, - отрезал Шандир.
Местные жители провожали их заинтересованными взглядами, когда Шандир распоряжался насчет Пепла и Цет в конюшне, и пока они спускались по широкой – тоже новой - лестнице в проем, оставшийся от входа прежней библиотеки. Их встретил хмурый привратник, грозного вида, с шипастой дубиной на поясе, проглядел письмо Шандира и выслушал цель приезда гостей, а потом, покивав, открыл перед ними тяжелые дубовые двери.
Когда створки закрылись с легким скрипом за их спинами, Шандир подумал, что должно быть очень сложно что-то вынести из библиотеки, даже забывая про местное «проклятие».
Путешественники добрались до комнаты, отужинали – еду принесла какая-то неприметная служанка - и, отложив обычные вечерние разговоры, сразу отошли ко сну.
Дайна, ворочаясь на полу, уныло думал, что Шандир, видимо, слишком внезапно вспомнил о своей потребности в переводчике; так внезапно, что не успел попросить Финнирейла вписать в свое письмо упоминание и о втором госте Ёхвинской библиотеки.

47.


- Налево.
Слова вырвались угрюмо и зло.
Уже неделю она сопровождала двоих гостей по похожим на лабиринт проходам и переходам библиотеки.
Всего пару часов на ногах, а те уже зудят и болят. Высокий же мужчина, похожий на горфийца, и его неприметный спутник, лицо которого постоянно выпадало у нее из памяти, казалось, совершенно не утомились своими поисками. Которые длятся уже вторую неделю, к слову говоря.
Гильнари страстно хотелось сплавить их на кого-нибудь другого. Она не сама вызвалась помогать гостям. Если бы она была одним из местных поросших мхом стариков, она бы отказалась. Имела бы право отказаться. Но… у нее такого права не было. Ей не повезло родиться в низшем из нириенских сословий, которым можно было распоряжаться, как собаками.
- Некоторые книги еще на этом стеллаже, - отчеканила она, размыто очертив рукой два шкафа.
Однако черноволосого это не смутило, он кивнул и безошибочно направился к нужной полке. Гильнари скрежетнула зубами. Сколько она ни пыталась вывести их из себя, чтобы они отказались от ее услуг провожатой, у нее ничего не выходило.
Шандир бегло пролистал книги и, вздохнув, закрыл их и вернул на полку. Шикнул на Дайну, чтобы тот повыше приподнял магический светильник – крупную сверкающую сферу, - и кивнул женщине, чтобы та вела их дальше. Признаться, ему всей душой хотелось от нее отделаться и порыться в книгах самому, но этому мешали две вещи: негласные правила Ёхвина и тот факт, что он слишком смутно осознавал, что же он хочет найти.
Его заставили даже Хъёсту запереть в комнате.
- Я не верю, что это все хранилища, - бросил он. – Тут есть что-то еще. Я знаю.
Все остальное, что он здесь находил о заговоренных вещичках и цирденовских артефактах, можно спокойно найти и в Форсави.
«Не пытайтесь обманывать Энха», - сердито подумал он про себя.
- Есть, - вынуждена была признать провожатая, бросив на него недоброжелательный взгляд.
- Где?
- Я не могу вас туда проводить, милорд, - процедила Гильнари. – Нельзя.
- Мне плевать, можно тебе или нет. У меня приказ от Ордена и разрешение посетить любую часть библиотеки.
Она только поджала губы. Смотрительница выглядела так, будто ненавидит всех и вся, в особенности библиотеку – Шандир видел, с каким отвращением она касалась книг, когда требовалось снять какую-нибудь из них для посетителей. У Гильнари не было фамилии, и юноша предположил, что здесь она оказалась явно насильно.
Между ее постоянно нахмуренных бровей уже пролегли морщинки, хотя ей явно было не больше тридцати. Быть может, она даже была его ровесницей, но по таким людям определять точный возраст бесполезно.
- Ну? – властно повторил он.
Гильнари – «Что за странные имена у этих нириенцев?» - кивнула, резко развернулась и торопливо зашагала вперед. Она раскрыла неприметную боковую дверь и пригласила господ проследовать вперед, а сама вновь закрыла ее за ними. Сняв со стены еще один фонарь, она повела их вниз по узкой винтовой лестнице.
Обитые железом каблучки ее туфель громко и зло выстукивали по каменным ступеням. «Третий архив…» - прочел Шандир начало фразы на таблице на стене. Остальные слова он не смог перевести.
Гильнари остановилась перед маленькой узкой дверцей и сняла с пояса связку ключей. Хмурясь, подобрала нужный и с силой навалилась на дверь плечом. Шандир и не подумал ей помогать, а Дайна слишком поздно спохватился.
В отличие от основной части библиотеки - просторного зала, от которого расходилось лучами несколько длинных галерей, - в помещении архива было намного теснее, и приземистые шкафы расползались тесными рядами.
Гильнари повыше подняла свой фонарь, чтобы осветить утопающее во мраке помещение.
Ей не сносить головы, если кто-то узнает, что она допустила сюда гостей, не посовещавшись с остальными смотрителями. Закрытый Третий архив хранил в себе книги смутного или бесполезного содержания. Они не считались опасными, но смотрители считали, что простому люду, не ученым, они ни к чему. Но Гильнари хотела только, чтобы лорд Эвенир поскорее нашел то, что ему нужно, и убрался отсюда.
Шандир застыл у входа, напряженно прислушиваясь к внутренним ощущениям, напоминая повадками принюхивающегося пса. Дайна неуютно ежился – здесь было прохладно и вообще неприятно. Пахло пылью и затхлостью. Изредка Дайна поглядывал на сопровождающую их смотрительницу: гордая осанка и торчащие из коротких рукавов тощие жилистые руки.
- Может, подскажешь что-нибудь? – обратился к ней юноша.
- Я тут ничего не знаю, - отрезала она и отвернулась.
Шандир двинулся вдоль полок, и Дайна пошел за ним, освещая приятелю дорогу.
- Мне кажется, мы на месте, - сообщил ему Энха.
- Да неужто, - вяло откликнулся парень. Что-что, а эта шандировская библиотечная авантюра отнюдь не была интересной.
- Посмотрим, что тут есть… - Шандир легко снял книгу посолиднее с верхней полки. Внутри были записаны теосские заклинания: к урожаю, к удаче, к заговору порезов… Только очень уж громоздкие и длинные. Многие места казались знакомыми, и Шандир догадался, что сейчас просто все упростилось и формулировки стали короче благодаря труду теосских мудрецов. Он задвинул книгу обратно. Интерес она представляла лишь историкам, а для него была обычным старьем…
Тем не менее, как только он переступил порог архива, его тянуло именно к этим стеллажам у дальней стены. Он думал о Стенекте и талисмане ведьмы из сказки, и шел сюда. По идее, ему следовало заполнить мысли пергаментами с описанием Цирдена, но, наверное, его талант лучше знает, что ему нужно. А он, Шандир, лишь его верный слуга.
Сверху внезапно что-то грохотнуло. Потом еще несколько раз, будто кто-то выламывал двери. Гильнари спазматически дернулась, оглянулась на вверенных ей гостей, потом на дверь, потом снова на гостей, а потом, искривив губы, произнесла:
- Вы ждете здесь, а я схожу посмотреть, что там случилось. И ради всех духов, ничего не попортьте тут, лорд Эвенир!
Она стремительно ринулась вверх по лестнице.
- О Тальрох, наконец-то эта злобная шавка ушла, - облегченно проворчал Шандир и вернулся к поискам.
Он сдернул с полок пару случайных книг, щурясь в блеклом свете, просмотрел, вернул на место и пошел дальше. Сверху что-то снова забренчало, донеслись отдаленные гневные вскрики. Шандир нервно дернулся и облокотился плечом о книжный стеллаж. Он ожидал чего угодно, хоть светопреставления, но не того, что его опора зашатается на сломанной ножке, накренится и осыплет стопочкой книг, словно палыми листьями.
Энха крепко выругался, увернувшись от них, и озадаченно уставился на раскрывшиеся от удара фолианты под аккомпанемент звонкого смеха Дайны.
- Представь ее лицо, если бы она это увидела, - усмехнувшись, произнес Шандир, однако в его голосе прозвучала озабоченность.
Он нагнулся к книгам, торопливо захлопывая их – давно не открываемые переплеты закрывались с хрустом - и ставя назад на полку. От пыли он звучно чихнул.
- Там еще одна, - Дайна указал рукой в сторону.
- Далеко что-то упала.
- О, достаточное расстояние для такого славного курьеза.
Книга лежала аккуратно, будто она не упала, а ее кто-то положил на пол. Шандир поднял ее и повертел в руках. Совсем не громоздкая, по сравнению с остальными книгами с полки. Надпись на потрепанном корешке затерлась, титульного листа не было. Книга начиналась сразу с витиеватой буквицы первой записи.
- Похоже будто на запись рецепта, - произнес Дайна, выглядывая из-за его плеча. – Вон, даже на рисунках словно что-то готовят.
- Рецепта… - эхом отозвался Шандир. – Понимаешь тут что-нибудь?
- Хм… я тебе скажу определенно только две вещи: это написано на каком-то человеческом языке и это явно не аланирский и не Хетна Кнэс.
- Воронье дерьмо. Словно бы нириенский.
«Значит, опять по части Неманда…»
Он внимательнее вгляделся в иллюстрации.
- Артефакты.
- Что?
- Книга про изготовление артефактов. Совместно написанная выходцами Теоссы и Нириена. Ну, или переплели вместе множество разрозненных записей. Тут некоторые записи на старотеосском.
- Это важно?
Со стороны лестницы послышались шаги… нет, не шаги, понял Шандир. Кто-то бежал вниз.
- Это книга из закрытого архива. Из дальней секции закрытого архива, точнее говоря… - он пролистал еще пару страниц, пристально вглядываясь. На лице его отразилось недоумение. – Тут кто-то недавно что-то списывал – чернилами брызнул. Видишь, какие яркие по сравнению с основными? Кому это понадобилась забытая книжица из закрытого архива, кроме нас…
В помещение влетела запыхавшаяся Гильнари, от волнения придерживавшая юбки чуть выше всех правил приличий.
- Быстрее, - выдохнула она. – Там погром… люди, они ворвались в библиотеку… все крушат…
- Какая странная неожиданность, - пробормотал Шандир, глядя на книгу в своей руке.
«И как она не вовремя».
Гильнари заметила книгу и гневно топнула ногой.
- Хватит медлить, если они ворвутся сюда - мы в ловушке!
Дайна не успел заметить, как все случилось. Шандир исчез, потом появился за спиной девушки, крепко зажал ей рукой рот, а второй сжал сзади шею. Несколько секунд она яростно вырывалась, а потом вдруг обмякла. Шандир уронил ее на пол.
- Что… - вскрикнул Дайна.
- Потом, - рыкнул на него Шандир и поволок тело смотрительницы в угол.
- Ты ее убил! – просипел юноша, круглыми глазами таращась на обутую в тяжелый туфель ногу, сиротливо торчащую из-под складок платья.
- Обморок. Пошли, она права – задерживаться нам не стоит.
Он зажал книгу под мышкой и почти силком поволок Дайну вверх по лестнице, крепко держа его за руку.
Наверху и вправду шло сражение. Точнее, бойня и разбой: отряд дезертиров в аланирской форме, видно, решил вымолить прощение у своего короля и сжечь знания ненавистных магов. Шандир слышал о том, что была битва у границы, и аланирское войско было отброшено. Другая армия зашла дальше вглубь страны, но отряды лорда Бетейна раскидали их по провинции. Образовалось множество шаек дезертиров. Большинство прикидывались местными, а эти вот разбойничать пошли, да так нагло, что и доспехов аланирских не сняли. И далеко забрели, надо сказать. Куда дозоры смотрят?
Мало кто о Ёхвине помнил, и еще меньше кто - слышал, но когда-то слух должен был рано или поздно настичь не те уши.
Какой-то солдат их заметил и, выхватив меч, кинулся вперед. Шандир вскинул руку – рукоять меча обратилась змеей и зашипела, широко разевая пасть. Тот с воплем отбросил от себя оружие, и, пока иллюзия не рассеялась, Шандир крепко пнул противника по коленной чашечке и припустил прочь. Дайна едва поспевал за своим быстроногим спутником.
Ввалившись в комнату, они смели вещи в сумки, похватали оружие и снова устремились по коридорам. Хъёста, тревожно озираясь, вцепился в плечо хозяина.
- Нет смысла ломиться в главные двери, кто знает, сколько там еще проклятых аланирцев, - выдохнул Шандир, приостановившись отдышаться.
- А куда нам еще деваться? Пересидеть тут? Они все сожгут, и мы задохнемся в дыму.
- Помнишь, задняя часть библиотеки в руинах. Там наверняка можно выбраться в недра рухнувшей части города и выбраться.
- Сомневаюсь…
- Ты сможешь прорубить себе путь? – зло перебил его Шандир. – Так что пойдем. В Цирдене рухнуло все. А времени прокапываться с лопатой у нас там не будет.
Они снова вернулись в главный зал. Шандир рискнул сунуться на всякий случай в Цирден, но там царила полнейшая разруха, как он и предсказал, так что опасно было пытаться там пройти. Пробираться пришлось вдоль боковых полок – уже чувствуя мерзкий удушающий дым горящего пергамента, - каждый молясь про себя духу-хранителю, чтобы не попасться. Прошлая стычка с аланирцами не принесла обоим ничего хорошего.
В дальней части пол начинал крениться, стены поддерживались толстыми деревянными подпорками. Эту часть еще не начинали основательно восстанавливать. Свет прихваченного с собой фонаря метался по строительному мусору и застарелым обломкам.
- В дальней стене обязаны быть проломы. А за ними пещера, - выдохнул на бегу Шандир.
Дайна только кивнул – его глаза были круглыми, как горфийские монеты.
Проломы были. Однако заботливые руки тех, кто пытался спасти библиотеку и знания древних мастеров, заложили их камнями и глыбами, и новые колонны удерживали высокие своды.
Энха хотел выругаться, но поперхнулся собственным сбивающимся дыханием. Сзади их нагонял запах гари, но Шандир, чувствуя, как неровно бьется его сердце, вынужден был уткнуться лбом в стену, благословя хранителя за холод кладки и переводя дыхание. Пока он пытался прийти в себя, Дайна уже обследовал стену, потолкал туда-сюда камни. Потом налег на них всем весом, пытаясь сдвинуть.
Шандир закрыл глаза и сжал руки в кулаки так, что до боли стиснул ногтями ладони. Он хотел найти лишь выход. Лишь выход. Неужели его хваленый дар, из-за которого до него снизошел сам Финнирейл, не сможет ему помочь?
- Туда, - он ткнул пальцем ближе к углу. – Если они еще не перетащили сюда книги, значит, ремонт не был закончен?
«Пустые слова, за которыми прячется лишь один панический вопль.»
Дайна подхватил оставленную балку и крепко ударил по камням. Шандир присоединился к нему, ощупывая стены одной рукой – во второй держал фонарь.
- Не достроили! – радостно воскликнул он, когда его рука угодила в пустоту. – Тащи сюда свою палку.
Вдвоем они расшатали положенные поверх старых новые камни, а потом выбили зацементированные треснувшие куски прежней стены. Впереди открывалась пустота. Свистом Шандир подозвал Хъёсту и велел ему слетать вперед. Несколько напряженных мгновений они ждали возвращения ворона, окруженные сгущающимся дымом и далекими отголосками погрома.
Наконец фамильар вернулся на его плечо, и Шандир пересказал то, что тот увидел:
- В полутора метрах ниже начинается склон из осыпавшейся земли. Прыгать надо осторожно, можем скатиться. Дальше здания, но пройти можно.
Он присел на краю и осторожно соскользнул вниз. Ноги больно ударились о землю, спрессованную ногами тех, кто укреплял снаружи стену. Он не удержал равновесие и заскользил было вниз, но вцепился рукой в парапет накренившегося к самой земле балкона.
- Все в порядке, - просипел он Дайне, хотя сердце его колотилось.
Юноша осторожно спустил ему фонарь и сам прыгнул следом, чуть не упав. Шандир поддержал его.
- Пойдем, - он дернул Дайну за рукав.
- Постой.
Шандир раздраженно уставился на него.
- Сейчас эти солдафоны придут на разведку к этой стене и…
- Ты зря забрал книгу. Еще можно бросить ее тут.
- Ах, ты про проклятие. Его нет. Это глупые сказки для простодушных воров.
- Но почему тогда книги не увезли отсюда?
- Ёхвин был Вольным Городом. А значит, по сути, ничьим. Чтобы никто не передрался за горстку старых фолиантов – имеющих свой престиж и свою ценность, - Союз по наставлению Ордена решил оставить их здесь и заняться отстройкой города.
Он выпалил первое пришедшее в голову объяснение. В любом случае, Ёхвин лежал в руинах, но он все же был реликвией. Возможно, Нириен хотел сграбастать оставшиеся под камнями сокровища. Возможно, в ту пору шли войны, и всем было не до книг. Много чего возможно. Но не старые россказни о проклятии. Он знал, откуда берутся легенды, и берутся они не от вещей, сотворенных человеческими руками. Если бы он не был сейчас озабочен спасением своей шкуры, он посмеялся бы над внезапным страхом Дайны.
- Пойдем, - повторил он, и на этот раз наследник Альверов последовал за ним безропотно.
Осторожно спустившись по склону, они прибавили шагу.
Хъёста перепархивал со здания на здание, разведывая дорогу и предупреждая о тупиках и опасных местах. Подземная часть города выглядела гротескно: многие сооружения лежали на боку, сметенные вниз потоком земли и увлеченные им, как лавиной, в недра пещеры, туда, где ее потолок не обрушился. Некоторые сползли почти целыми, от некоторых – только половина, а от большинства – разрозненные обломки. Слабый свет, пробивающийся из-за нависших склонов бывшей пещеры, оставлял на искореженных стенах блеклые пятна.
«Картина Последнего Часа», - подумал Шандир.
Стихли выкрики разбойного отряда, дымом тянуло все меньше. Откуда-то повеяло ветерком.
Вокруг висела тишина, в которой каждый думал о своем. Дайна, наверное, жалел уже, что покинул свое теплое местечко в Таргайе. Шандир пытался прислушиваться к своим ощущениям.
- Где Хъёста? - вдруг спросил он, вскинув голову.
Ворон не должен был удаляться из поля зрения. Точнее, из того поля зрения, которое было хоть как-то освещено их фонарем.
«Вот дерьмо.»
Он тихо вытащил из ножен эсток. Каждый раз, когда Хъёста пропадал, ничего хорошего не случалось. Дайна потянулся к ножу на поясе. Энха приложил палец к губам, и его спутник кивнул. Они повернулись в разные стороны, пытаясь углядеть какое-то движение.
- Лучше не двигайтесь, - прошипел чей-то голос сверху.
Сзади, на возвышенности, появилась щуплая человеческая фигура.
- Очнулась, значит, - хмыкнул Шандир.
Однако в душе его самоуверенности не хватило бы на то, чтобы поставить за свою жизнь монетку.
Смотрительница пошла по их следу как чуткая собака; видимо, свою книгу она ощущала так же ясно, как Шандир чувствовал любую вещь, которую хотел отыскать. Да, Тальрох разберет, было ли проклятие или нет, но Ёхвин крепко привязывал к себе тех, кто решался охранять покой местных знаний.
В неярком свете было видно мало, но и этого хватило, чтобы понять, что в руках Гильнари сжимает арбалет. Кончик болта был четко направлен в грудь Шандиру. Он враз почувствовал себя так неуютно, как только может чувствовать себя человек, в которого целится недавно оглушенная им сварливая баба.
- Верни книгу, ублюдок!
«Ублюдок? Она невероятно права.»
- К чему она теперь, когда там все горит? Мне она хотя бы принесет пользу.
- Мне плевать, к чему она тебе. Книги должны оставаться на своем месте, даже если небо рухнет! Даже камни этого проклятого города должны оставаться там, где были!
Она перехватила тяжелый арбалет, упрямо вздернула острый носик. Гильнари не выглядела опасной, но оружие было все-таки оружием.
- Если ты не отдашь ее по-хорошему, я пущу стрелу!
- Эээм, не так быстро, барышня. Нас тут двое мужчин. Даже если ты выстрелишь - и, о Тальрох, при этом попадешь! – ты не успеешь перезарядить арбалет, и второй из нас тебя прирежет. А ты не похожа на самоубийцу. К чему столько стараний ради возвращения старой, всеми забытой книжки?
- Как будто мне есть дело до этого куска бумаги! - прорычала женщина. В ее голосе послышался надрыв, будто она готова заплакать.
Она злобно проговорила какое-то нириенское ругательство.
- Зачем тогда ты нас преследуешь?
- Ты никогда не слышал про местного духа? Или проклятие, как многие считают?
Шандир разглядел, как ее лицо на этих словах скривилось. И откуда они все такие суеверные лезут.
- Я слышал, будто связанные с книгами не могут покинуть Ёхвин, - осторожно сказал он.
- Ты прав, киорский подонок, - замявшись, ответила она. – Вы много чего не знаете о наших порядках. И как многие из нас оказываются там, где не желают быть. Практически все смотрители тут добровольно, а для остальных это лучшее, что могло бы быть.
- А тебя, выходит, продали?
Гильнари ощерилась и вновь подняла опустившийся было кончик арбалета.
- Ты отдашь книжонку или мне пробить твою умную голову?
- Стой! – торопливо вскрикнул Шандир. Решив, что миролюбивый жест лишним не будет, он уронил эсток и поднял вверх ладони. – Мне кажется, мы сможем договориться.
- Ты ошибаешься, - огрызнулась она.
- Не гони коней. Застрелить меня ты всегда успеешь, женщина. А я мог бы, между прочим, вызволить твою шкурку отсюда.
Арбалет дрогнул, и Энха дрогнул вместе с ним – ему показалось, что она сейчас выстрелит. Но Гильнари только подошла чуть ближе.
- Каким это образом? – осведомилась она.
Всем своим видом она старалась не показать, что почуяла сладкую приманку, однако страстный интерес в ее глазах нельзя было спрятать. Так мифический Приниал тянулся к золотому чану, в котором утонул…
- Ты привязана к книгам. Ты чувствуешь, если с ними что-то случается. И ты должна вернуть книгу. Так? Но если ты возьмешь ее с собой… выйдет, что библиотеку ты не покидала. Она будет с тобой.
Гильнари расхохоталась.
- Да ты, наверное, сошел с ума, киорец. Если бы это было реально, кто-то бы уже ушел отсюда.
- Большинство тут добровольно. Другим и так хорошо. Твои слова, между прочим. Да и согласись, не каждый день складываются такие вот обстоятельства, когда отсюда так просто удрать.
Она задумалась. Арбалет вновь чуть опустился.
- Если ты не прав, меня придушат собственные руки, - проговорила она наконец.
- Без риска не бывает выигрышной ставки, - пожал плечами Шандир. – Тем более если ты вернешься, то тебя все равно прирежет первый аланирский дезертир, которому ты подвернешься.
Гильнари закусила и пожевала губу. Вновь повисла тишина, от которой обеим мишеням стало неуютно. Шандир видел, как подрагивают ее руки, а брови нахмурились еще больше.
- К тому же Круг мог бы с этим что-то сделать, - добавил он.
Последний кирпичик лег в неосязаемую стену между ним и арбалетом.
- Ладно, - сказала женщина, опуская оружие. – Твои доводы меня устраивают.
- Тогда отдай арбалет.
- С чего бы это? – вновь оскалилась она, прижав к себе оружие, словно маленькая девочка - куклу. Вероятно, она и пользоваться им как следует не умела, - подумал Энха. Просто схватила первое попавшееся орудие устрашения, оставленное кем-то из нападавших.
- Милочка, доверие доверием, но от одного только доверия никому лучше никогда не становилось, - он подобрал эсток и вдвинул его в ножны. – К тому же ты с ним далеко не уйдешь.
Гильнари сплюнула в пыль, спустила болт в сторону и, подойдя ближе, швырнула оружие охнувшему Дайне.
- Если ты не сдержишь слово, то лишняя Проклятая Душа встанет на твой след, - серьезно сказала она Шандиру, перед тем как он махнул рукой, призывая двигаться вперед, туда, где уже пробивались лучи заходящего солнца.




К оглавлению.


@темы: Птицы, Цирденские сказки, блокнотомарательство

URL
Комментарии
2013-07-04 в 15:04 

джентльмен с волосами, как пух на чертополохе
Я помешан только в норд-норд-вест. При южном ветре я еще отличу сокола от цапли.
Вы прелесть и волшебник, знаете об этом? Все настолько чудесно, что точка в конце главы воспринимается, как личная трагедия)))

2013-07-04 в 17:17 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Суровая Гильнари сурова :)

2013-07-06 в 01:21 

дамьен.
cabbages and crime
джентльмен с волосами, как пух на чертополохе
*зарделся, смущенно уполз под столец*

Mark Cain
Иногда я задумываюсь над тем, что нужно б хоть одну девицу-фиалку в какую-нибудь историю запустить ><

URL
   

terrible danger and then breakfast

главная