23:33 

"Птицы". Глава 13.

дамьен.
cabbages and crime

51.


Когда-то это местечко, безусловно, было живописной нириенской деревушкой. Домики были разбросаны в редком лесу; деревья местами были вырублены, чтобы освободить место для огородов. Трапперы и лесорубы, старики, женщины и дети когда-то наполняли этот пустырь жизнью; ныне же остались лишь пепел и черные остовы домов и деревьев.
Шандир уже был здесь год назад. И, опознав каким-то чудом места, повел в деревню своих спутников. Гильнари предлагала двигаться напрямик («Ты Гончая, - заявила она, - вот и вынюхай, где там враги»), но он решил переждать в каком-нибудь безопасном местечке. Нюх нюхом, но целую толпу народа, разделившуюся в лесу, он отследить не в состоянии.
Когда они, наконец, выбрались из обрушившихся недр старого города, он и так только чудом держал себя в руках, когда потребовалось забрать лошадей из конюшни. По какой-то причине разбойный отряд кинулся сначала грабить библиотеку, не задержавшись, чтобы увести лошадей. Ёхвинский гарнизон уже был к тому времени на ногах, и налетчики отступали, но Шандир все равно боялся натолкнуться на кого-нибудь. Несмотря на висящий на боку эсток, сражаться с кем-то он бы не рискнул, а на иллюзии тоже велись далеко не все.
Гильнари явно была недовольна затянувшейся на несколько дней ночевкой в лесу, но вслух не жаловалась. Добросердечный Дайна отдал ей свою запасную одежду, и теперь бывшая служанка казалась таким же тощим мальчишкой, каким сам Альвер был несколько лет назад.
- Ты выяснил, чего тут случилось? – вопрос Дайны прервал его размышления.
- А… руины… нет, признаться. Ни в одной деревне не было Разломов.
- Вообще?
- Мы прошерстили местность в округе каждой. Если бы был действующий, я бы его почувствовал. Граница была цела, как молоденькая девственница.
- А закрывшийся?
- Его можно найти, только оказавшись в непосредственной близости. Парень, я собираю сказки, и ищу правду на их основе. Но, сам понимаешь, тут спросить уже не у кого. Словно они прогневали какого-то своего местного духа, и тот обрушил на них гнев свой, и силы свои, и ярость свою, и... вороньи перья, забыл, как там дальше было у жрецов.
Дайна помял пальцами и так мятый ворот рубахи, а потом потуже закутался в шерстяной плащ.
- Если бы Тени могли приходить к нам без Разломов…
- Не думаю, что это было бы прекрасно.
- Но это многое бы объяснило.
- Лучше уж без таких объяснений, - фыркнул Шандир. – Вообще все лучше без объяснений. Здорово и понятно. Ну все, хватит. У нас почти кончилась вода. Надо поискать колодец, он должен быть тут где-то рядом.
- Я могу…
- Последи за девицей. Она никуда, конечно, не уйдет без своей книжки, - он похлопал по сумке, - но мало ли что она вытворит.
Дайна кивнул, явно невесело. Несмотря на вежливое обращение с нежелательной помощницей, или, скорее, пленницей, ее общество далеко не доставляло ему удовольствие, так же, впрочем, как и Шандиру.
Сумка с книгой сменила часового.
Энха, хмыкнув, доброжелательно хлопнул его по плечу и, махнув рукой, двинулся в обход деревни, на дальний край. Колодец в центре пересох с тех пор, как экспедиция Алльяни была здесь в последний раз.
«Но где-то должен быть водопой для скота, гарпии его раздери!»
Сосредоточившись, он немного побродил по роще вокруг. Нашел загон для коров. Ограда была поломана, видимо, при запахе дыма все стадо, проявив прыть, достойную курьерской лошади, проломило ее живым тараном. Упавшие доски уже наполовину прогнили. А убежавшие животные, наверное, давно устроили пир местным волкам, осмелевшим после пропажи охотников…
Он нашел лестницу, уже успевшую зарасти травой, и вприпрыжку по ней поднялся, ощущая, что цель близко.
А вот и родник. Нашелся, разумеется.
Шандир всласть напился, несмотря на то, что у него сводило зубы. Теперь надо как-то сюда затащить лошадей… Наполнив бурдюки и взвалив их на плечи, он отправился искать более пологий склон, ведущий к этому месту. Возможно, местные жители знали какие-нибудь подходящие ручьи для водопоя; но жители мертвы, а он не будет забираться далеко, чтобы их найти. Ручьи, конечно же. Мертвеца он один раз уже нашел, и больше не хотел.
Пологий склон все-таки отыскался, и он побрел по траве, слыша легкое почавкивание грязи под сапогами. Потом внезапно почавкивание прекратилось. Пристукнув каблуком, Шандир ощутил под ногой гладкий камень.
Нагнувшись, он засветил огонек, чтобы получше рассмотреть, куда это он забрел. Часть деревни на откосе? Но кому сдастся тут мостить дорогу?
Пройдя чуть вперед, он нашел еще одну такую же плиту, массивную, почти ушедшую в землю, и почему-то сразу вспомнил стеллу из Сивери. Заинтересованный, он прошел по ней до конца, пока не уперся в заросли кустарника. Раздвинув руками колкие ветки, он уткнулся в небольшой дольмен. Шандир провел по нему рукой, и ему показалось, что его пальцы нащупали следы резьбы.
Уже сильно смеркалось, и лезть по следам предков сегодня не хотелось. Посему Шандир выдернул завязку из ворота кафтана и привязал ее к одной из веток.
Завтра.

52.


Он объявил спутникам, что надо задержаться еще чуточку, и на следующий день, прихватив с собой нож, снова отправился обследовать вчерашний дольмен, как только стало достаточно светло.
Оставленная лента маленьким маячком указывала путь.
Отвязаться от Дайны было невозможно; только напоив лошадей, он поспешил по следу покровителя. Шандир лишь рукой махнул – вдруг пригодится парень для какой работы. Гильнари вынуждена была держаться неподалеку, еще боясь испытывать, насколько далеко она сможет отойти от книги.
Срезав кустарник, Энха обозрел камень поближе. Обтесанная чьими-то руками глыба была изъедена непогодой и густо поросла снизу мхом. Ее верх украшал узор, похожий на символ Тальроха, но при близком рассмотрении оказавшийся схожим с оком Мироздания лишь округлой формой. Камень носил следы другой более грубой резьбы, практически стертой временем, уже поверх которой был врезан этот неведомый Шандиру символ.
При свете дня он разглядел среди подлеска еще один камень, подобный первому дольмену, и, цепляясь полами кафтана за каждую ветку кустов, пробрался к нему. Хъёста порхнул к камню, поворочал лысоватой шеей и потом бесшумно скользнул дальше. Решив, что нет смысла очищать от грязи второй дольмен, Шандир просто двинулся следом за вороном, который, несомненно, увидел своим птичьим глазом что-то еще.
Фамильяр вывел его к лесной прогалине, достаточно большой, и еще больше расширенной местными жителями – от рослых берез по краям остались лишь пни. Посередине была площадка, вымощенная белёсыми плитами, треснувшими, поросшими травой, с низкой, едва ли по колено, алтарной чашей посередине. У основания приземистого холма виднелись расчищенные чьими-то заботливыми руками камни разрушенного здания - скорее даже, остатки лишь некогда мощного фундамента.
Шандир склонился над алтарем, пытясь понять его предназначение. Скорее всего его расчистили жители деревушки, чтобы оставлять на нем подношения духам; так что в чашу либо наливали воду, по нириенской традиции, либо разжигали огонь, если здешние люди жили по киорское вере.
Дайна с сосредоточенной гримасой на своем неприглядном лице тоже продрался на поляну и повернулся, желая помочь Гильнари. Женщина проигнорировала протянутую ей руку.
- Что это? – спросил Дайна, озираясь. Подойдя к чаше, он заглянул внутрь и тут же отошел, словно разочарованный, что внутри нее ничего нет.
- Ты как обычно полон вопросов, друг мой. Единственное, что я могу сейчас сказать – я вижу руины, которые часто посещали эти лесники.
Их пленница сзади тихонько кашлянула.
- Сэр рыцарь, вы позволите мне сказать?
Шандир неодобрительно на нее глянул, в очередной раз подумав, что, вызнав все из книги, которую она может перевести, он без сожаления продаст девицу южным работорговцам. И еще приплатит, если не захотят брать ее добровольно.
- Ну?
- Пока я… жила в Ёхвине, я много о чем слышала. Поверья, и настоящая история, такая, какой она и была. Наши предки, кочевники, строили местами такие святилища. Около них и останавливались, если их путь пролегал неподалеку. Затем все сменилось, появились города, а потом на эти старые брошенные святилища снова стали натыкаться, - она говорила сухо, словно зачитывала фразы из исторических летописей, - Они стали… средоточием магии.
- Магия не может быть средоточена, - перебил ее Дайна, раньше, чем Шандир успел открыть рот, чтобы высказать то же самое. – Это текучий эфир, равномерно распределенный по всей земной плоскости.
Гильнари не обратила на него никакого внимания.
- Люди стали проводить обряды там. Все вместе. Одновременно. Думаю, вам, о рыцарь и адепт славного Ордена Рукастой Розы, не стоит что-либо уточнять.
«Рыцарь и адепт» дружно переглянулись.
- Думаешь… - начал Дайна.
- Да, они тоже.
Кивком поблагодарив явно злорадствующую насчет своих познаний Гильнари, он обошел кругом мощеной площадки. Слишком много времени прошло, чтобы его специфическая интуиция что-то нашла, слишком много…
- Сколько таких мест еще?
Женщина пожала плечами.
- Остус Младший, написавший тот знатный исторический талмуд, никогда их не считал, но в его время, думаю, их было еще достаточно.
Шандир еще раз прошелся по поляне, внимательно все разглядывая, а потом, с сосредоточенной серьезностью усмехнувшись своим мыслям, не сказав ни слова, пошел прочь с поляны, подозвав фамильара.
- Странный он, - сказала Гильнари.
- Пошел писать отчет, - вздохнул Дайна. – Егойный наставник его гонял по этим деревням.
- Вот как?.. Мальчик, тогда беги и расскажи ему новость, которая его несомненно воодушевит.
Дайна подался вперед, и Гильнари подошла ближе. От нее пахло лесными ягодами, и юноша заметил красные и фиолетовые следы на рукаве, оставленные сладким соком. Где-то нашла, и не поделилась ведь!..
- Они возвращаются к старым обрядам. Ходил человек, который говорит о забытых, одичавших духах. И они слушали. Проповедника повесили в нашей столице, в Кассвенье, но есть много других, и их речи близки людям, потому как говорят они о Последнем Часе. А людям отчего-то хочется об этом слушать.

53.


К вечеру пальцы Шандира снова были испачканы в чернилах, и он исписал последние оставшиеся листы бумаги. Велев доставить все Финнирейлу, он отпустил Хъёсту.
«Если бы я мог оказаться хоть в еще одном подобном месте… Еще одно такое святилище, и объяснение найдено. Может, старик Финнир еще что-то запомнил, уж он-то помнит каждую щербинку на столе… В любом случае, он может послать кого-то из Помощников проверить – дело-то важное.
Но почему мы все же не нашли Разломов? Закрывшиеся самостоятельно Разломы еще можно найти… Если только алтари не были на порядочном расстоянии от остальных поселений.»
Однако теория все равно складывалась как-то совершенно криво. Ведь и сейчас, бродя вокруг этого алтаря, он не чувствовал Разлома.
Неужели Цирден и Граница начали как-то… преображаться? И теперь ведут себя иначе, по-новому…
Он старательно изгнал всякие мысли из головы, чувствуя, что разрушенная деревня начинает действовать на него угнетающе и пугающе. Словно сейчас между деревьями начнут скользить призрачные силуэты… Ему вспомнилось туманное войско на теосской равнине. Привиделось ему, или нет? Быть может, божества так посылали ему знак, и он должен был о нем рассказать, предупредить, и в этом и было предназначение, с вопросом о котором он приходил к Птице?
Кажется, этот вопрос его запутал еще больше. Раньше он ждал чего-то в будущем, ожидая, пока его судьба нахлынет на него, как бурная морская волна, а теперь ищет следы невыбранной судьбы и неотвеченного вопроса в своем прошлом.
По его спине снова пробежали мурашки, когда он глянул на утопающие в предзакатном сумраке силуэты деревьев, и, чтобы хоть чем-то себя занять, Энха вытащил из сумки украденную из библиотеки книгу.
В свете костра было не слишком хорошо видно, и он привычно зажег в лампе магический огонек. Вспомнив про святилище около деревни, он подумал, что все, кто хоть маленько способен творить колдовство, стали слишком зависимы от него. Вот что стоило достать скляночку с маслом, налить в лампу и поджечь?
Поскольку он не знал языка, то просто пролистал книгу, разглядывая иллюстрации и надеясь, что по ним станет чуть более понятен смысл. Перекошенные рожи, как обычно, странные знаки и непонятные пояснения под рисунками… Честно говоря, Шандир не понимал ничего. Отчаявшись окончательно, он повернулся к Гильнари. Оказалось, женщина уже давно искоса следит за его потугами разобраться в книге, однако ее взгляд не выражал ровным счетом ничего.
- Если ты хочешь, чтобы я тебе помогла, пообещай мне, что как только мы окажемся в Сивери, ты отдашь эту вшивую вещицу в ближайший скрипторий. Я не хочу вечно наблюдать ваши прятки, и как вы не хотите оставить ее рядом со мной. Лучше уж плевок в морду.
Шандир поморщился.
- Не пристало бы девушке так говорить, а, - проворчал он. – Хорошо, обещаю. Я уже, наверное, успел обмолвиться, что твое присутствие не приносит мне особой радости.
Гильнари довольно фыркнула, мягко взяла у него книгу и, немилосердно похрустывая пересохшим переплетом, открыла самое начало.
- Я тоже не все тут могу понять, - призналась она. – Но первые достаточно просты… Братья по убеждениям, Теус и Иллекри, смиренно просят у духов прощения за гордыню и жажду к знаниям, и милостиво препоручают свое сочинение грядущим поколениям… так… Что в желудке старого орла лежит камень, и если извлечь его и вырезать на нем знак… чего-то, то, вправленный в кольцо или иную вещь из металла, он будет приносить уважение и почет, с кем бы его хозяин ни столкнулся. Второй рецепт немного мутный, тут название какой-то вещи, которую я не знаю. Но она похожа на рисунке на ковш, так ведь?
- Или на гребень, - произнес Шандир.
Женщина наморщила нос и перелистала страницу.
- Дальше. Тут про сушеный корень волчьего когтя, и что-то про свойства его порошка, натертого в глину и запеченного горшком. Неужели в Теоссе правда до сих пор пользуются такими вот вещами?
- Когда я был там последний раз, пользовались, - ответил Шандир.
- Ты много где бывал, да?
Шандир только невнятно передернул плечами.
- Хм, наверное, у того парнишки были свои причины к тебе прилипнуть, - Гильнари кивнула на Дайну.
- Может, глянешь еще там, где чернила? – перевел тему Шандир, пользуясь подобием перемирия.
- Конечно, твоя светлость. Только вот книга на то и книга, что чернила там везде.
Не ответив, он пролистал книгу до того места, где видел свежие брызги, и показал их Гильнари.
- Может, ты помнишь, кто еще заходил в тот архив?
- Я не слежу за тем, кто куда там бродит. По-моему, кроме вас таких ослозадых упрямцев больше не было. Хотя нет, постой-ка… Был какой-то низкий светлый тип, в очочках. Но не я его провожала, мастер Леммей сам его провожал. Переводить здесь нужно, или тебе и так сойдет?
Перемирие? Ха. Перемирие с Гильнари могло только показаться. А вот описание его заинтриговало. Уж больно смахивает на Талайна… по крайней мере, он в очочках, светлый и низкий. Но ему-то что там сдалось? Тьфу, бредни.
- Кхм, тут про… какие-то маски. Маски чего-то. Я не знаю этого слова…
- Прочитай.
- Фори? Да, вроде бы Фори.
Шандир потер подбородок.
- Есть легенда про самовлюбленную Фори… а еще там что?
- Здесь начинается старотеосский, ничего не могу поделать. Кажется, лишь название писали на нириенском.
- А что за Фори? – вклинился Дайна, до этого молчаливо возившийся с холостой похлебкой.
- Достаточно известная сказка на северо-востоке Теоссы. Жила-была женщина, по имени Фори, и была она красивее всех женщин, и знала больше любого мужа. Она понимала, что говорят звери, и травы, и ручьи, и ветры. Многие просили ее руки, но никого не сочла она достойным. Потом она начала считать, что среди смертных нет никого равного ей. Однажды Ксевьяр, дух, прослышал о ней и, приняв облик смертного человека, пришел к ней. Он постучался к ней в дом и попросился на ночлег. Фори всегда была так ослеплена собой, что не заметила, что чем сильнее темнело, тем более светилось его чело. Отужинав, Ксевьяр сказал: «Я слышал, что ты мудрее всех основ земных, и прозорливее всех ветров небесных, и видишь больше, чем все твари живые. Так сможешь ли ты ответить на все загадки мои?» И он загадывал ей сложнейшие вещи, и на все нашла она ответ и, заметив, что собеседник ее умен, предложила обратную игру. Уж мудр очень и остроумен был Ксевьяр, но на последней загадке запнулся. Поклонившись, он открыл свою истинную суть и исчез. Фори была так польщена, что сам горный дух к ней явился и не смог отгадать ее загадку, что начала похваляться, что она ведает больше духов, и нет равных ей ни среди смертных, ни среди стихий. Ксевьяр прогневался, услышав такие речи, и, превратившись в старика, встретил Фори на дороге, которой она ходила к роднику. «Помоги старику советом», - попросил он, но Фори посчитала, что недостоин старик ее речей, и прошла мимо. Тогда Ксевьяр заклял воду в роднике, и, умывшись, потеряла Фори всю свою красоту. Опозоренная вполовину, покинула она дом, и шла, пока не встретила молодую женщину. Увидев лицо Фори, та сначала испугалась, а потом, узнав, кто перед ней, предложила: «Отдай мне крупицу себя, а я поделюсь с тобой красотой». Отчаявшаяся Фори согласилась, и вот исчезли ее знания о ветрах и течениях морских, о птицах и рыбах, но лицо ее стало лицом молодой женщины. Пошла она дальше и увидела прекрасного юношу. Памятуя предыдущий обмен, решила она, каково ей будет взять его облик, и, когда он предложил обмен, согласилась, отдав знания о земных глубинах и всех живых тварях. И жила она его жизнью год, а потом надоело ей, и выменяла она лик ребенка в обмен на знания о тайнах колдовства, а затем, спустя год, захотелось ей снова стать женщиной, и, встретив на дороге Ксевьяра в обличье девушки, отдала ему душу. И когда пришли за ней Сестры Сумерек, нечего им было забрать, и не осталось от Фори ничего, кроме пустой оболочки.
- Бедняга, - фыркнула Гильнари. – А теперь, милорды, не соизволите ли отужинать и отойти ко сну? Я надеюсь, что завтра мы, наконец, тронемся в хоть какой-нибудь путь. Местечко это откровенно мерзкое.
Шандир, оглянувшись, еще раз поежился и вынужден был с нею согласиться. Остовы деревеньки хранили в себе мрачную тайну, столкнуться с которой лично он совершенно не хотел. Так, в теории, пожалуй, но ни на шаг ближе.




К оглавлению.


@темы: Птицы, Цирденские сказки, блокнотомарательство

URL
Комментарии
2013-07-23 в 23:53 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
он без сожаления продаст девицу южным работорговцам
Экий засранец :gigi: Неужто так достала? Или у него по жизни аллергия на женский пол? :smirk:
Где-то нашла, и не поделилась ведь!..
*умилился весь :3*

2013-07-23 в 23:59 

дамьен.
cabbages and crime
Неужто так достала? Или у него по жизни аллергия на женский пол?
В общем-то, уже аллергия, потому что к нему всякие неписевые (по отношению к его жизни) девки в прошлом обильно клеились хд
Ну и еще Гильнари постоянно делает обоснованные замечания, а последнее вообще самое страшное для прекрасного эго Шандира : D

URL
2013-07-24 в 00:03 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Так вот почему он нигде надолго не задерживается, бедняга. Fangirls fangirs everywhere! :gigi:

   

terrible danger and then breakfast

главная