22:33 

"Птицы". Глава 15.

дамьен.
cabbages and crime


56.


В Сивери все было тихо и спокойно. Перезванивались бубенцы на сбруе лошадей, несущих по городу повозку с новобрачными; заспанные кухарки втихаря выливали на сонных прохожих помои; ошалело брела по улице потерявшаяся коза. Кто-то попытался ее украсть, ибо ничьё равноценно своему, но животина вывернулась, боднула нахала и скрылась в проулках. Скоро ее блеяние донеслось с других улиц. Проехала нарядная карета, явно не киорская, судя по ярким краскам, холеное лицо за занавесками было почти не разглядеть…
Остатки каравана, добравшиеся до Сивери, - те телеги, что не свернули с дороги по направлению к мелким городишкам, - быстро и деловито рассеялись по Свободному Городу.
«Кленовая стрела», как, впрочем, и обычно, была открыта. Койни, который так и не попал в Круг и решил, что родимая гостиница обеспечит его хлебом вернее, командовал двумя работягами, штукатурящими фасад.
- О, милорд! – как всегда улыбаясь до ушей, воскликнул он. – Вас дожидается письмецо из Круга, поищите там на стойке. Где-то. Ох, постойте, стойте, обойдите кругом, к другой двери, не то штукатурка…
Шандир уже поднялся на парадное крыльцо и зашел внутрь, легко смахнув с плеча белую пыль, просыпавшуюся сверху. Дайна виновато пожал плечами и поспешил за ним.
- Вот еще, в родном доме не могли через парадную дверь зайти, еще и тут… - услышал Дайна его тихое ворчание.
Письмо лежало в кипе других бумаг в одном из ящиков; рядом с гербом Руки и Розы красовался свернувшийся спиралью змей – оттиск массивного перстня, знакомого ему практически всю его жизнь. Это украшение имело и другое применение. Разок Шандир видел его в действии и немало посочувствовал тогда тому бедолаге, на подбородке которого надолго запечатлелся этот родовой знак.
Финнирейл редко писал официальные письма, значит, этим приказом Шандир не в силах пренебречь.
Внезапно навалилась усталость – столько бесполезных скитаний, поисков, раздумий, чужих заданий. А зачем? Зачем все это ему, Эвениру о’Шандиру, который мог бы выбрать любую другую жизнь?..
Машинально он надорвал конверт и скользнул взглядом по строчкам.

57.


Сады вокруг резиденции Алльяни давно забросили; никому не было нужды до старых герцогских посадок, ныне разросшихся в настоящий бурелом. Местами были проложены дорожки, но в основном они вели в лес, к Огертским горам, да к стрельбищу и тренировочным площадкам, вырубленным в древесных порослях там, где ландшафт был поровнее.
На одном холме неподалеку от крепости торчала из густой листвы заброшенная сторожевая башня. Совершенно не нужная сейчас, она пребывала в состоянии живописных руин и стараниями юных адептов Ордена была богато населена всяческими вымышленными призраками и нечистью. Шандир мог припомнить около дюжины россказней, парочку из которых он помогал придумывать сам вьюжной ночью у камина.
Разумеется, несмотря на страхи, подмастерья туда залезали, и не единожды, и тот, кто смог благополучно достичь вершины, вознаграждался самым восхитительным видом на этих берегах, который не воспет в балладах лишь из-за нерадивости поэтов. С башни был виден замок, чуть дальше – крытые красной черепицей крыши Сивери, лежащего в ладонях спускающихся к берегу гор, и, конечно, само море, игриво вспенивающееся росчерками волн.
Дорогу наверх не составило труда вспомнить – слишком большой кровью далась она подростку-Шандиру, когда он первый раз на спор согласился достичь вершины. Сейчас кто-то проложил заместо провалившихся балок новые, и это заметно упрощало путь наверх. На стенах появились новые стрелки, новые зарубки и новые нацарапанные углем имена. На каком-то ярусе было выскоблено прямо на камнях и «Шай» вместе с «Ручаюсь, тут лучше не ходить, облезайте другой стороной».
Позже, уже попавши в ученики к Финнирейлу, он узнал, что и его наставник не обделяет башню вниманием. Пожизненный второй канцлер Ордена любил забираться наверх, пачкая одежду о стены, и проводить здесь ветреные вечера, подолгу глядя в сторону гор. Шандир старался не беспокоить его в эти вечера и никогда не задавал вопросов.
Сегодня опять по побережью гулял западный ветер, гоняя по небу пелену облаков. Финнирейл сидел у парапета на давно притащенном сюда ящике, разглаживая на коленях мантию своими крючковатыми тонкими пальцами. Шандир поклонился ему, и наставник, не оборачиваясь, кивнул.
- Располагайся, - бросил он, обведя рукой площадку.
Молодой человек облокотился на парапет, устремив взгляд на колышущиеся внизу верхушки деревьев. Сейчас башня отчего-то казалась намного ниже, чем была в его воспоминаниях.
- Финнир, я же говорил, что не хочу больше выполнять бессмысленные Орденовские приказы. Мне по духу разъезжать в поисках информации, и я думаю, что с этим я справляюсь лучше всего.
- А ты еще обижаешься на то, что в Круге тебя зовут бесполезным. Ты помнишь устав. Круг Алльяни в первую очередь, все остальное - потом, - резко осадил его Финнирейл. – Я надеялся, что ты подумал об этом, когда приносил присягу. Ты можешь бывать где угодно, делать что хочешь, но уж удосужься выполнять хотя бы мои приказы.
Шандир вскинул было подбородок, желая возразить, но учитель обратил к нему взгляд, под которым юноша сжался. Так было каждый раз – сейчас, год назад, пять лет назад, и когда он в первый раз увидел лик этого человека, живой легенды Круга.
- Я ожидал, что ты с этого и начнешь. Твой красноречивый побег четыре года назад доказал всему Ордену, что тебе доверять можно не больше, чем проповеднику на базаре. Что ж, ты добился того, что хотел – здесь больше никому нет до тебя дела. Однако, юноша, ты видел, какие сейчас времена. Горфийские суда уходят из Сивери, опасаясь войны, а тэвларские – откровенно спасаются бегством. Граница с Аланиром закрыта, и мы не знаем, что творит там его величество Каэнрос. Говорят, с тех пор как Алльяни не имеет туда доступа, там настоящий хаос с Цирденом. Круг отсылает Гончих в поисках Разломов, а остальные сидят здесь и…
- …пьют, празднуют и веселятся? – фыркнул Шандир. – Я могу записываться в предсказатели.
- Они не знают, что с этим сделать, и поэтому предпочитают не делать ничего. В общем, Круг требует твоей помощи, и ты не имеешь права отказаться.
- Иначе? – снова вскинулся Шандир. – Моя честь будет запятнана? Позор падет на мою голову? Такое ощущение, что всем дело лишь до этого, до таких уходящих в прошлое понятий. Возможно, сотню лет назад в этом был толк, но сейчас…
- Эвенир о’Шандир, перестань лаять, закрой пасть и слушай!
Он резко прервался, неловко сглотнув и не решаясь поднять взгляд на Финнирейла, чтобы не увидеть вновь его маленьких, прожигающих насквозь зрачков.
- Ты можешь уйти, но ты лишишься имени, рода и своих привилегий. Не слышал о таком? Напоминаю. Не в Ордене – начинай жизнь сначала. Правило введено магистром Бинрисом Третьим в 276-ом году. Все в твоей власти, конечно, но, я думаю, твое решение сейчас достаточно очевидно.
Шандир снова опустил взгляд на пляшущую под порывами ветра листву. В душе скреблось желание возопить о несогласии и всемирной несправедливости, но он лишь бессильно опустил сжавшиеся в кулаки руки.
- Что я должен сделать?
Финнирейл удовлетворенно кивнул. На мгновение он показался совсем уставшим и изможденным, словно высказанные нотации выпили из него все силы. Однако он встряхнулся, словно кот, к шкурке которого пристали лишь ему видимые пылинки, откинул с лица волосы, и голос его зазвучал так же ровно.
- Мы ждали отчета из Виллира от Фанвина ове Мандейла, однако вот уже месяц, как от него ничего нет. Проезжавший теми краями Помощник сказал, что дом, занимаемый Фанвином, пустует без хозяина уже не одну неделю. Помощник оставил под дверью записку, но в ответ была только тишина.
- В общем, он пропал, - встревоженно произнес Шандир.
Он терпеть не мог отыскивать пропавших людей. Никогда не знаешь, куда тебя занесет и с чем предстоит столкнуться.
- Коротко говоря, да. Ты должен найти его – живым или мертвым, меня это мало заботит, - и сообщить в Орден. После этого можешь снова лететь на все стороны, пока, - Финнирейл пристально на него глянул, и молодой человек не успел отвести взгляд, - пока Круг снова тебя не призовет.
- Что-то еще, что я должен знать? – кисло поинтересовался Энха.
- Накнберт, городок рядом с Виллиром. Начни там. Пятый дом на Медной улице. Можешь отправляться.

58.


Дайна выглядел жизнерадостным. Довольством жизнью сквозило от его новой чистой рубахи, от отчищенных от грязи башмаков, от праздничного цветастого пояса, украшенного перьями пустельги, и от умытого румяного лица. Хесме рядом с ним выглядел изнуренным и серым. Помощник коротко кивнул Шандиру и пододвинул к нему кружку вместе с остывшим обедом, явно дожидавшимся его уже давно.
Больше в зале «Стрелы» никого не было – лишь кто-то поднялся только что наверх, к комнатам, да кухарка гремела за стеной посудой.
- Похоже, Талайн в Сивери, - взволнованно заговорил Дайна, как только его спутник опустился на лавку. – Он, конечно, не останавливается в «Стреле», но как бы он не узнал, что я тут…
- Будь мужчиной, встреться с ним лицом к лицу, - буркнул Шандир, вгрызшись во все еще ароматный кусок хлеба.
- Не очень-то мне хочется… Талайн явно не будет рад… хм… всему этому.
Шандир что-то невнятно промычал, занятый едой, но голос подал Хесме.
- Пора возвращаться, господин. В конце концов, вы все еще его ученик, а буря быстро уляжется. Иначе вы только сделаете хуже.
Дайна недовольно глянул на него, сдвинув брови над переносицей, потом перевел взгляд на Шандира.
- Ты снова едешь с Финнирейлом?
Энха помотал головой.
- Миммир, - попытка высказаться провалилась, и он раздраженно замахал рукой, призывая друга подождать, пока кусок пролезет в горло. – Виллир. Есть одно дельце.
- Я никогда не был в Виллире.
- Господин, вам нужно возвращаться к Талайну, - повторил Хесме.
Шандир почувствовал, как вдруг вся накопившаяся за разговор с Финнирейлом злость подкатила к его глотке, сметая последние барьеры самообладания. Резко проглотив очередной кусок, он с яростью взглянул на Хесме.
- Если хочешь, можешь ехать со мной, - отчеканил он, обращаясь к Дайне. – Я бы не отказался от спутника в этом унылом местечке.
Лицо Помощника дрогнуло и перекосилось от негодования, став на вид еще более рябым, чем было. Шандир усмехнулся, чувствуя злорадное торжество.
В конце концов, наша это жизнь, или чья-то еще?! И кто в ней должен распоряжаться?
- Хесме, ты мне нужен тут, - продолжил он, распаляясь от внезапно нахлынувших идей. – Проследишь за Гильнари… это та вздорная девица, которая приехала с нами… чтобы она никуда не сбежала, - открыв сумку, он положил краденую книгу на стол. – И чтобы она не трогала это. Поговори с ней, она расскажет, что к чему. А книгу отнеси к Немандариельтису Горелому, скажи, чтобы подготовил перевод. Надеюсь, он успеет к нашему возвращению. Ах да, если спросит об оплате, передай, что она, конечно же, будет.
Не обращая внимания на хмурящегося как от отвращения Хесме, он бодро прикончил остатки овощей и поднялся.
- Дайна, завтра снова в путь, будь готов, - снова чувствуя боевой дух, скомандовал Шандир.
Оклик Хесме застиг его не сразу, и он и не подумал оборачиваться, делая вид, что сосредоточенно шагает к себе в комнату, чтобы насладиться заслуженным отдыхом перед очередной дорогой дальней. Торжество еще жгло его изнутри, и негоже было бы сейчас растерять достоинство в спорах.
К тому же, кто кому платит?
Окажись сейчас тут кто-то постарше и не с таким грузом заносчивости, вроде утомленного жизнью Финнирейла или тесно связанного с велениями небесных сфер алхимика Неманда, так такой человек не преминул бы сейчас заметить, что Энха явно гневит каких-то местных духов. И, даже если всевышние тут были не при чем просто на самом деле, трудно было бы простому смертному чем-то еще объяснить то обстоятельство, что, поднявшись по лестнице, Шандир в коридорном окошке, грязном и засаленном, увидел поднимавшегося именно сейчас на крыльцо гонца с красной саламандрой, вышитой на плече.
Никогда не был он так близок к тому, чтобы поверить в существование вздорной Вейки, властительницы судеб и младшей из Сестер Сумерек. Не двигаясь с места, он дождался, пока лакей Талайна скроется под навесом. Руки его дрожали, отчего - он и сам вряд ли мог бы сейчас объяснить, - и он вынужден был приложиться к фляге, неизменно висящей на поясе.
Снова, в который раз за эти годы, он спросил себя, не наворожила ли Птица ему все эти случайности, не слишком случайные из-за того, что происходят всегда вовремя.
Тени побери, если да, то не этого он хотел, когда пришел к ней просить ее указать ему путь.

59.


На следующий день зарядил дождь, холодный и противный, однако Шандира это не остановило. Велев Койни седлать для него коня, он коротко простился с Дайной, пребывавшем в наитоскливейшем состоянии, пообещал привезти из Виллира талисман на удачу и отбыл.
Никто не махал ему вслед рукой, не кричал прощальных слов. Выглянула из окна Гильнари, встававшая с петухами, но ее губы, по всей видимости, произнесли лишь «Скатертью дорожка». Шандир вяло подумал, что мечта встретить не очарованную его историей и кудрями девицу в реальности явно не настолько желанна. Так что он пришпорил Пепла, пользуясь пустотой утренних улиц, по которым брели лишь медлительные мулы водоносов, стучащихся в кухни к горожанам и предлагающих воду из колодца, - разумеется, свежую и холодную, наполненную светом еще не померкших звезд, никак иначе.
Заприметив руку с розой на его плаще, стражники с неохотой приоткрыли ворота – лишь так, чтобы выпустить широкогрудого Пепла. Люди, дожидающиеся своей очереди на въезд, с вьюками, телегами, усталыми лошадьми, кутающиеся в плащи под всепроникающей моросью, смотрели с завистью ему вослед – кто-то, впрочем, и с сочувствием, мол, вот едет куда-то бедняга, а мы уже на месте, осталось дождаться, когда прозвенит рассветный колокол, и мы разбредемся по домам и тавернам, в тепло и уют.
- Речка бурная шумит, милого уносит… - услышал он в отдалении заунывный напев и снова подстегнул Пепла.
Не к добру, ой не к добру, ну да в наши времена что же вообще удачу принесет?..





К оглавлению.


@темы: Птицы, блокнотомарательство

URL
   

terrible danger and then breakfast

главная