15:31 

Минутка случайных воспоминаний

дамьен.
cabbages and crime
Сижу и думаю, что опять хочу в лес, и такие позывы моей души меня несколько удивляют.
Я тот человек, который любит открытые, желательно возвышенные пространства, под описание которых локация "лес" подходит мало. И еще я бесконечно люблю комфорт, даже если и могу им пренебречь - когда спишь на мягком, никто не кусает, есть электрический чайник и до еды можно сходить через дорогу, а в шкафу (скорее всего) есть запас чистой одежды.

Вообще, до сих пор вспоминаю свое первое знакомство с совсем дикой природой (не считая полей вокруг бабушкиной деревни и гадючьего оврага). Тогда очередная из моих бесконечных тетушек родства настолько отдаленного, что его уже и родством не назовешь, потащила меня и маму в сосновый лес собирать грибы. (Опустим тот момент, что те грибы, которые она набрала, по их виду явно годились только для подлого устранения недругов.) Это был очень солнечный, очень просторный лес, где не мешались ветки, заросли, буреломы и проч. У него был ровно один минус: это было локальный филиал Нан Дунгортэб. Пауки были там повсюду - они таились в траве, они падали сверху, они бегали по штанам и по рукам. Я была по большей части тупым отважным ребенком, но необъяснимая арахнофобия остается моим проклятием и по сей день (хоть я и пытаюсь с ней бороться). Сказать, что я провела шесть часов своей жизни в состоянии абсолютной, всепоглощающей, сжимающей сердце в холодный кулак панике - не сказать ничего. Я хотела лечь и умереть на месте, но я не могла лечь, потому что тогда меня поглотила бы кишащая паучья масса.
Но кульминацией этой детской травмы стало не просто шатание по лесу. Один раз я отстала от мамы, и обнаружила, что ориентироваться в просторном сосновом лесу не так просто, как кажется, особенно если под ногами нет ни одной тропинки. Я вполне реальным образом заблудилась в четырех соснах, но кричать мне казалось постыдным признанием поражения. Сначала. А потом я вошла лицом в паутину, растянутую между двух стволов, на самом центре которой сидел жирный, с пол-ладони, паук. Который, крайне негодуя от такого вторжения, шлепнулся мне на лоб и начал по мне бегать.
Я сорвала голос и чуть не сцарапала с лица всю кожу, и воспоминание о мельтешащем перед моим взглядом ужасе долго преследовало меня в страшнейших из моих кошмаров.
В тот день я торжественно обещала себе, что нога моя не ступит больше в лес никогда в жизни, и лучше гадючий овраг, чем эти владения дьявола.
Ха-ха.

@темы: заметки, вести из реальности

URL
   

terrible danger and then breakfast

главная